13:54 

Название: Акио и Кин. Рождение.
Глава: 31
Автор: Lexex
Фендом: Наруто
Бета: Word
Дисклеймер: Masashi Kishimoto
Рейтинг: NC-17
Пейринг: Хидан/Сакура, Какузу/Хидан, Ино/Шикамару, Шикамару/Сакура, Какузу/Тен-Тен, Саске/Сакура и д.р.
Жанр: экшен, дарк, романтика, юмор
Размещение: Если захотите разместить, сообщите куда на U-mail
Состояние: в процессе
Размер: макси
Саммари: Рассказ о детях Какузу и Хидана. Первая часть "Рождение" рассказывает о том, как появились дети и сложилась судьба нуникенов после событий манги. История начинается после того как деревня полностью восстановилась из-за нападения Пейна. Никакой войны Акацки не объявляли.
Варнинг(предупреждение): ООC, насилие, хентай, яой, смерть персонажей.

Утром Хидан проснулся и сбросил на пол одеяло. Парень потянулся и, развалившись на всей кровати, зевнул.
- Доброе утро, - Какузу вышел из душа и сел рядом с Хиданом.
- Ты мокрый, - недовольно произнес Хидан, почувствовав как на его грудь упало несколько холодных капель с волос мужчины.
- И? – Какузу склонился над парнем и кончиками пальцев начал водить по его груди, растирая мокрые капли.
- Какузу, - произнес Хидан, чувствуя, как прохладные капли капают на его живот.
- Я уже восемьдесят семь лет Какузу, - спокойно произнес мужчина, наклоняя голову немного ниже. Мокрые кончики волос коснулись живота Хидана. Парень инстинктивно вздрогнул.
- У тебя сегодня хорошее настроение, - заметил Хидан.
- Угу, - кивнул Какузу и поцеловал грудь парня.
- С чего бы это? Вроде денег ты сегодня не получишь, - Хидан улыбнулся и положил руки на плечи мужчины.
- Сегодня должны вернуться представители соседних стран с официальными документами о передаче нам прилегающей территории, - пояснил мужчина.
- Фу, - скривился жрец, - блядь, лучше б мы за каким-нибудь жмуриком поперлись.
- Скучаешь по Акацки? – спросил Какузу. Мужчина положил голову на грудь Хидану и закрыл глаза, прислушиваясь к сердцебиению Хидана.
- Нет, - без колебаний ответил бессмертный. – Я больше скучаю по свободе.
- Свободе?
- Да, раньше мы не были привязаны к какому-то определенному месту и могли проснуться в убежище, обедать в каком-нибудь баре захудалого городка, ожидая встречи с информатором, а засыпать в объятиях друг друга в глуши леса, не зная, что конкретно должно быть завтра, а тут одно и то же изо дня в день. Завтрак, обед, ужин. Люди, которые почему-то до сих пор называют меня феодалом, слабые жертвы для Джашина, но хоть с тобой можно иногда размяться.
- Значит, тебе надоела рутина?
- Да.
- Подожди чуть-чуть, как только появятся дети, не раз вспомнишь эти спокойные деньки, - пообещал Какузу. Мужчина встал, поцеловал Хидана в лоб и пошел к зеркалу.
- А ты откуда знаешь? – Хидан встал с кровати и поднял с пола скинутое одеяло.
- До знакомства с тобой у меня была вполне размеренная жизнь, и я на годы вперед все планировал и знал, кого я убью, сколько получу, потрачу. Эта рутина и распланированный образ жизни иногда вызывал апатию к другим областям жизни. Не хотелось даже думать о семье, детях, доме, а если кто-то смел хоть чуть-чуть менять мои планы, то я его просто убивал, но тебя просто не возможно убить и пришлось смериться. Сменить планы, в которые из-за тебя стали очень часто вноситься коррективы и, в конце концов, я перестал что-то планировать, высчитывать, корректировать и отдался судьбе, идя за тобой. И вот мы в стране Рек. Акацки больше не властны над нами, и мы можем делать все что захотим. К тому же мы до сих пор вместе, что тебя не устраивает? – спросил Какузу, разглядывая Хидана через зеркало. Мужчина расчесал волосы и заколол их, чтоб они не мешали.
- Мне скучно, я хочу кого-нибудь убить, - взвыл жрец.
- На улице полно народа, иди, - Какузу надел штаны и сетчатую майку.
- Я хочу сильную жертву, - буркнул Хидан.
- Где же ее взять? – в шутку спросил мужчина, накидывая сверху хаори с вышитым рисунком огромного водопада, украшенного цветами лотоса и орхидеи.
- Слушай, Какузу, сегодня же пребудут делегации из соседних стран? – Хидан подошел к мужчине и обнял, прижавшись к его спине.
- Да, - Какузу повернул голову, стараясь рассмотреть лицо Хидана.
- Давай убьем их.
- Нет.
- Но среди них наверняка будут стоящие шиноби, че ты блядь боишься?
- Я не боюсь, просто пока не время. Давай дождемся, оплошности от них и не будем создавать прецедентов сами.
- Ни хера не понял.
- Посмотрим на то, кто вообще приедет. Может и правда придется убить, так что будь готов, но …
- Вот это другой разговор.
- Но сам на рожон не лезь. Дождись от противника ошибки, понял?
- Конечно.
- Врешь, - Какузу повернулся и посмотрел в глаза Хидану, - Ничего ты не понял.
- Да все я понял, убить того, кого ты скажешь.
- Ну ладно и так сойдет. Одевайся, через десять минут мы должны быть внизу.
- Нет, через двадцать минут ты будешь от оргазма отходить, а потом еще пол часа ждать, пока я закончу молиться Джашин-саме, - улыбаясь, произнес Хидан и поцеловал мужчину.
Какузу сразу же ответил на поцелуй решив не спорить с любовникам, ведь от часового ожидания еще никто не умирал, тем более, что даже в Акацки они некогда не приходили во время.

Сакура вернулась в свой номер и рухнула на кровать. Руки до сих пор болели, а на коже появились красные волдыри, которые дико чесались. Девушка вытянула руки вперед и с грустью стала разглядывать их. Харуно заметила, что некоторые волдыри лопнули, и появилась кровь. Девушка хотела сформировать медицинскую печать и вылечить свои руки, но внезапно ощутила, что не может ими пошевелить.
Темный бог стоял напротив Сакуры и с улыбкой наблюдал за действиями растерянной девушки.
- Что со мной? – не выдержав, спросила Сакура. Харуно было уже плевать, как отреагируют анбу Дождя на то, что она разговаривает с пустотой.
Джашин продолжал стоять, не собираясь отвечать.
- Джашин, - закричала девушка и почувствовала, что собственные руки сжали ее горло и начали душить.
Сакура металась по кровати, но ничего сделать не могла. Через минуту руки снова начали слушаться и девушка начала жадно глотать воздух, убрав руки за спину.
- Жалкий сосуд, так идеально подходящий для рождения моего последователя, - произнес Джашин.
- Что вам надо? – откашлявшись, спросила Сакура, не сводя взгляда с бога.
- Я дал техники своему последователю для служения мне, а не для того, чтобы ты их использовала на жалких грешников. Если хочешь их использовать, принеси жертву мне. Лишь сын Хидана сможет пользоваться моей силой.
Губы бога растянулись в надменной улыбке.
- Зачем, раньше я их просто так могла использовать?
- Каждый раз, когда ты пользовалась силами ребенка, Хидан приносил сотни людей в жертву мне, чтобы обеспечить баланс силы. Ты же не думаешь, что такая мощь берется из воздуха? Хотя о чем я говорю, неужели такое примитивное существо как сосуд может думать.
- Я не примитивное существо.
- Посмотрим, что ты скажешь через восемь часов, когда ничего не сможешь сделать, - Джашин сел рядом с девушкой и покрутил на безымянном пальце старинное кольцо из желтого золота, украшенного огромным рубином по середине, а по краям двадцатью розовыми александритами. - Я люблю наблюдать за моральными страданиями людей. Жалкие смертные сами себя мучают и грызут изнутри. Ты даже не представляешь, сколько жизненной энергии на это тратиться.
- Хотите сказать, что ваши последователи не занимаются самобичеванием?
- Нет, зачем терзать себя, если можно просто убить и искупить передо мной все грехи. Смертным это не дано, а тем, кто отрицает мою власть над этим миром и подавно. Знаешь что это? – спросил Джашин, показывая кольцо.
- Нет.
- Это кольцо шинигами.
- Вы смерть?
- Не совсем, хотя какая тебе разница сосуд, кто я? Единственное, что тебе надо знать, это то, что кольцо шинигами может показывать будущее смертных, для того чтобы шинигами знал, когда нужно явиться за ними и знаешь что, лишь два процента смертных могут изменить свое будущее.
- Вы видите мою смерть?
- Тупой сосуд и зачем я трачу свое время на общение с тобой? Это кольцо показывает не только смерть. Я вижу, что завтра ты опозоришься и жители безбожных деревень тебя возненавидят. Твои друзья отвернуться от тебя …
- Замолчите.
- Я не вру, но ты можешь изменить свое будущее, как сделала это раньше. Там в лесу, когда обратилась к моему последователю. Убей всех, кого вылечила сегодня силой своего ребенка и завтра я ты сможешь их снова использовать и удивить жалких атеистов, имена которые через пару столетий и не вспомнит не кто, зато твое имя будут помнить многие. Имя матери моего последователя.
- С чего Вы взяли, что я позволю своему ребенку быть Вашим последователем?
- У него нет выбора, а у тебя есть: опозориться завтра или прославить свою деревню безбожников.
- Если ради этого нужно кого-то убить, то я отказываюсь.
- Прежде чем что-то сказать в моем присутствии, сделай то, чего никогда не делала.
- И что же?
- Пошевели единственной извилиной, если она у тебя есть. Мне все равно, если не ты их убьешь, то это сделает Хидан. Они обречены, так что ты просто можешь помочь им и убить быстро. Хидан будет делать это медленно и жестоко, расчленяя тела неверных, выпуская кровь, сдирая кожу …
- Замолчи, я не хочу этого слышать, - Сакура закрыла уши руками и зажмурилась, чтобы не видеть ничего. Но руки снова перестали слушаться ее и безвольно опустились на кровать.
- Помоги им, сосуд, убей смертных быстро, без мучений. Они обречены на смерть и убив, их ты сделаешь им величайшее одолжение, на которое только способен сосуд, - тихо произнес Джашин, проводя левой рукой перед глазами девушки. Глаза девушки стали розового цвета и Сакура почувствовала, что не контролирует свое тело. Она все видела как будто изнутри. В дверь кто-то неуверенно постучал и девушка с удивлением ощутила, что видит гостя.
- А вот и первая жертва, сама пришла, как мило с ее стороны, - улыбнулся бог и отошел в сторону.
Сакура почувствовала, что встала и пошла к двери. Все попытки вернуть контроль над телом не увенчались успехом. Девушке чувствовала себя безвольной куклой, с которой играл Джашин. Если темный бог хотел, то помогал, если нет, то калечил людей.

Седовласый мужчина лет пятидесяти стоял у двери куноичи Листа и неуверенно сжимал в руке цветок. От волнения мужчина передавил стебель лилии в нескольких местах, и ждал пока ему откроют дверь. Бывший шиноби хотел отблагодарить девушку, которая полностью вылечила его и дала надежду вновь вернуться на службу, но никак не мог подобрать слов. Немного расспросив про Харуно Сакуру, мужчина узнал, девушка была действительно необычная. Одни говорили, что она продала свою душу дьяволу и теперь носит в чреве его ребенка, другие рассказывают, что она ученица самой Цунаде и жена Учиха Саске, последнего представителя легендарного клана, третьи утверждали, что Харуно от природы великий медик, но толком никто не мог сказать, кто отец ребенка.
Как только дверь открылась, мужчина закрыл глаза, набираясь смелости заговорить с девушкой и протянул ей цветок. Он не увидел, как Сакура губам просила его бежать.

Проснулась Сакура рано утром, голова кружилась, жутко хотелось пить. Девушка открыла глаза и сразу же зажмурилась. Вся кровать была в крови. Напротив кровати сидел Джашин и с ухмылкой рассматривал ее.
- Просыпайся сосуд, иначе не успеешь показать грешникам мою силу, - громко произнес Джашин, перебирая в руках четки.
- Мне все это сниться, все это сон, только сон, страшный сон, - схватившись за голову, начала произносить Сакура, до тех пор, пока не услышала смех темного бога.
- Реальность, сосуд, хоть и не такая как мне бы хотелось, но реальность, - возразил бог.
- Зачем? Зачем ты заставил меня это сделать?
- Какая тебе разница, выжили бы эти люди или мучительно умерли от рук Хидана? Тебя вовсе не волнует их судьба, а я всего лишь помог тебе сделать правильный выбор. Ты только подумай, какие перспективы открылись. Во-первых, ты можешь сегодня прославить свою деревню, во-вторых, тебе же приказали делать все, что можешь, лишь бы я не сердился, вот ты и сделала, а в третьих, возможно Хидан узнает о твоем поступке и...
- Хидан, - девушка резко села на кровати и посмотрела на бога, ожидая продолжения, но Джашин не спешил что-то говорить, - и? Что и?
- Вечером узнаешь, - улыбнулся бог и обвел большим пальцем грани медальона.
- До вечера слишком много времени, - девушка встала с кровати и поправила одежду.
- То, что для тебя целая жизнь, для меня пара мгновений, так что потерпишь, - произнес бог и исчез, оставив девушку одну.

Сакура добежала до главной площади станы Дождя и случайно налетела на Орочимару, чуть не сбив его с ног.
- Миссис Харуно, зачем же так спешить, в вашем положении не желательны подобные нагрузки, это может негативно сказаться на малыше, - поучительно сказал санин в упор, разглядывая девушку.
- Извините, - выдавила из себя Сакура.
- Не нужно извиняться, лучше скажи честно, ты понимаешь, как работают техники, которые используешь?
- Не понимаю о чем это вы.
- Все ты понимаешь, Сакура Харуно. Кстати, а почему не Сакура Учиха?
- Я не обязана вам отвечать.
- Дерзим старшим?
- Нет, просто я не хочу посвящать посторонних в мою личную жизнь. Хотя может быть вы расскажете, чье тело собираетесь захватить? Или это великий секрет?
- Ну почему же секрет? Напротив, это тело я жаждал захватить еще будучи в Акацки.
- Акацки?
- Да, я собираюсь захватить тело Учиха Итачи.
- Итачи? Старший брат Саске? Вы же сейчас пошутили? Где вы могли его найти, а тем более как сумели одолеть?
- Признаю, один бы я с ним не справился, именно поэтому я и обратился за помощью к Какузу и Хидану, плюс врожденные способности Гурен очень помогли с черным пламенем. Потом пришлось кучу народа принести в жертву бога этого фанатика, хотя вместе с Какузу они почти непобедимы.
- Вы не посмеете…
- Поверь, еще, как посмею, тело Итачи через час будет моим. Ну а что ты приготовила или ты еще не знаешь, что захочет показать темное божество?
- Я все расскажу Саске.
- Как страшно. Милая не надо так нервничать, это не пойдет на пользу сыну Хидана, а феодалу нужен здоровый наследник, так что вот пропей эти витамины, - Орочимару вложил в руку девушки зеленый пузырек с синей полоской по середине и, улыбнувшись, отошел.
- Я не буду принимать эту гадость, - взбесилась Сакура и бросила пузырек на пол.
- Понимаю, перемены настроения во время беременности, это обычное дело. Но все же постарайся не показывать этого при членах жюри и не надо так волноваться, я дал тебе витамины. У меня бы не поднялась рука на сына феодала. Ведь скрываться от пятерки наций шиноби и возможность скрываться от Какузу и Хидана, это не одно и то же. В одном случае меня ждет пожизненное заключение в тюрьме, а во втором садистская фантазия Хидана. Как думаешь, что хуже?
- Тюремное заключение в стране Рек с ежедневными пытками от феодала.
- Хм, девочка да у тебя талант в садизме.
- Кто бы говорил.
На сцене Киши несколько раз постучал ногтем по микрофону, привлекая внимание участников.
- Уважаемые дамы и господа, попрошу минуточку вашего внимания. Многоуважаемые гости уже прибыли и ожидают увидеть то, что подготовили участники этого тренинга. Гости и участники, которые не удивили нас вчера будут наблюдать с балконов верхних этажей. Мы, конечно, понимаем, что вы все дисциплинированные шиноби и гордость своих стран, но я на всякий случай еще раз вас предупрежу, чтобы не было недопонимания. Вмешиваться в презентацию участников, ни под каким предлогом, нельзя. Все нарушители будут заключены под стражу до дальнейшего разбирательства. Мы не можем допустить того, чтобы наши гости пострадали, так что держите себя в руках и помните, бюрократические процедуры освобождения нарушителей из тюрьмы страны Дождя могут занять минимум три месяца и то, если этого не заметят феодалы и Каге выплатит штраф. А сейчас участники, прошу за мной. Зрители могут занять свои места. Спасибо за внимание.
- Блин, Учиха точно попадет в тюрьму, - взвыла Сакура, - кстати, а где Саске?
- Там, - указал Орочимару на парня, разговаривающего с двумя девушками. – У тебя не очень заботливый муж, как я посмотрю.
- Как будто вы об этом не знали. Три с половиной года его воспитывали.
- Я лишь тренировал его, а вот перевоспитать не удалось.
- Как нам повезло, что у вас руки до этого не дошли.
- Вижу Цунаде тебя не только техникам учила.
- И что?
- Поверь мне, в браке тебе твой сарказм не поможет. Можешь мне сейчас не верить, но сама посмотри, Цунаде ни разу не была замужем и не имела детей. Хотя во втором ты ее запросто переплюнешь.
- Орочимару, почему вы говорите о моем учителе в прошедшем времени?
- Кто знает, что может случиться? Мы живем в неспокойное время.
- Только тронь Цунаде, я доделаю то, что Учиха сделать не смог, - глаза девушки начали светиться красным светом, что ничуть не испугало Орочимару.
- Кажется, я понял, - улыбнулся санин.
- Что именно? – немного успокоившись спросила Сакура.
- Хм, я немного разочарован, хотя чего ожидать от такой банальности как ты. Ты не можешь использовать техники ребенка, когда спокойна. Эти техники тебе доступны лишь в те моменты, когда тебя переполняют эмоции или если сам Джашин позволит это.
- Орочимару-сама, - к участникам подошел Киши. – Сакура, здравствуйте.
- Здравствуйте, - немного поклонившись, произнесла Сакура, не сводя взгляда с санина.
- Орочимару-сама, мы решили, что именно ваша презентация откроет сегодняшний тренинг, кстати, как ни странно это звучит, но Сакура, ваша презентация будет заключительной. А пока девушка я вас умоляю, примите витамины, подышите свежим воздухом или что там еще делают в вашем положении, в крайнем случае, убейте кого-нибудь, но сделайте что-нибудь с вашей болезненной бледнотой, иначе я просто не смогу объяснить гостям, почему мы допускаем такие нагрузки для женщин в положении, а следовательно и допустить вас до участия в тренинге.
- Что, значит, не допустите? – растерялась Сакура.
- То и значит, вы только посмотрите на себя, хотя бы макияж используйте. Орочимару-сама, не заставляйте наших многоуважаемых гостей ждать, а вы Сакура идите. Сделайте уже что-нибудь.

@темы: Акио и Кин: Рождение, Джашин, Какузу, Какузу/Хидан, Хидан

URL
Комментарии
2015-10-18 в 21:41 

прикольно

URL
   

Дневник Lexex

главная